Внимание, наш сайт перехал на новое место: hersones.org!
Вся активность здесь заморожена!
Меню сайта
Категории раздела
Богословские статьи [4]
Православная публицистика [37]
История [2]
Ваш контроллер
Вы зашли как: Гость
Группа: Дорогие Гости

Видеостудия 'Корсунь'
Афиша!
Мы в соц. сетях



Епархия
Главная » Статьи » Публикации » Православная публицистика

Как я учился памяти смертной
Даждь ми, Господи... память смертную.
Из вечерней молитвы свт. Иоанна Златоустого

Смерть человека – великое и страшное таинство. Кем бы ты ни был – царем, президентом, звездой шоу-бизнеса, поэтом, уборщицей – у всех конец один: гроб, могила, памятник, оградка. Люди, не верующие в Бога и, соответственно, в свое бессмертие, – самые несчастные люди на свете. Разве можно быть по-настоящему счастливым, если ты знаешь, что смерть отберет у тебя все, к чему ты был так привязан на земле, что со смертью окончится твое бытие и наступит – небытие. Страшно умирать безбожнику, атеисту, «агностику», то есть человеку, подвергающему сомнению все, в том числе существование Бога и загробной жизни.

Мы, православные христиане, веруем и в Бога, и в то, что личность человека неуничтожима, что жизнь продолжается и после смерти, только в новой форме бытия. Как же мы будем жить Там, – хорошо или плохо, радостно или скорбно, – зависит от того, как мы проживем эту нашу, земную жизнь. Это всем христианам понятно.
Все святые отцы в один голос увещевают нас приобрести память смертную, то есть постоянное памятование о своем исходе из этой жизни. Не буду здесь писать от себя, а приведу высказывания святых отцов и священников об этой памяти смертной. Но сначала мне бы хотелось обрисовать цель данного эссе. Я буду записывать свои наблюдения и размышления о том, как развить в себе смертное памятование, столь важное для стяжания смирения, покаянного чувства. Мне лично очень хочется приобрести память смертную, по совету отцов.

Память смертная – зачем она нужна?

Один из египетских старцев встретил толпу, которая следовала за разбойником, ведомым на казнь. В этой толпе он увидел одного инока: «Зачем ты идешь с ними? – спросил старец инока. – Разве тебе доставит удовольствие видеть мучения казнимого?» «Нет, святой отец, – отвечал инок, – но я не имею памяти смертной и надеюсь, что, видя муки и смерть осужденного, я приобрету и память смертную».
Все святые и подвижники благочестия искали этой памяти и старались пользоваться всеми средствами, чтобы укрепить ее в себе.

Память о смерти, как и все другие добродетели, есть Божий дар душе, и усвоение ее есть великое приобретение для христианина. Насколько важна для нас память о смерти, говорят следующие слова прп. Исихия Иерусалимского:
«При непрестанной памяти о смерти в нас рождаются отложение всех забот и сует, хранение ума, непрестанная молитва, бесстрастие телесное и омерзение ко греху».

А прп. Исаак Сириянин пишет: «Первая мысль, которая, по Божию человеколюбию, западает в человека и руководствует душу к жизни, есть западающая в сердце мысль об исходе сего естества. За этим помыслом естественно следует презрение к миру, и так начинается в человеке всякое доброе движение, ведущее его к жизни».

О том же пишет и о. Александр Ельчанинов:
«Многое облегчилось бы для нас в жизни, многое стало бы на свое место, если бы мы почаще представляли себе всю мимолетность нашей жизни, полную возможность для нас смерти хоть сегодня. Тогда сами собой ушли бы все мелкие горести и многие пустяки, нас занимающие, и большее место заняли бы вещи первостепенные. Как мы жалки в нашей успокоенности этой жизнью! Хрупкий островок нашего "нормального" существования будет без остатка размыт в загробных мирах. Нельзя жить истинной и достойной жизнью здесь, не готовясь к смерти, не имея постоянно в душе мысли о смерти – о жизни вечной».
Схиархимандрит Софроний так пишет о развитии в душе памяти о смерти: «Начинается смертная память с переживания краткости нашего земного существования; то ослабляясь, она по временам переходит в глубокое ощущение всего земного тленным и преходящим, изменяя тем самым отношение человека ко всему в мире; все, что не пребывает вечно, обесценивается в сознании, и появляется чувство бессмысленности всех стяжаний на земле».

Однако по отношению к смерти можно наблюдать иногда бесстрашие и у тех, кто не верит в Бога. Святитель Игнатий (Брянчанинов) объясняет это тем, что всякий человек, не сознавая того, чувствует бессмертие своей души и поэтому подсознательно не считает смерть реальностью.

В литературе есть указание, что у одного старца память смертная была настолько развита, что он, когда отворялась дверь его келии, смотрел, не входит ли к нему ангел смерти.

Как же стяжать память смертную?
Святитель Игнатий (Брянчанинов) перечисляет для этого такие средства: «Полезно возбуждать в себе воспоминание о смерти посещением кладбища, посещением болящих, присутствием при кончине и погребении ближних, частым рассматриванием и обновлением в памяти различных современных смертей, слышанных и виденных нами».

Прогулка по кладбищу

Теперь, процитировав отцов, хотелось бы поразмышлять самому. Лично я периодически приезжаю на городское кладбище 5-го километра (г. Севастополь) и люблю подолгу гулять там. Вот прекрасное средство задуматься о своей собственной смерти! Когда идешь по аллейкам и дорожкам кладбища, невольно рассматриваешь надгробия, лица, даты начала жизни и ухода в вечность. Сколько на кладбище молодых людей покоится! Сколь много таких, кто младше меня. И, вот, я жив, а они…
Думаешь: «Почему Господь призвал к Себе вот этого паренька, ту девушку или вон ту молодую супружескую пару?» Нет ответа. Неизвестны нам суды Божии. Нам кажется, что большое счастье человеку, если он дожил до глубокой старости. Вот мол, большую жизнь прожил, многое повидал. Но когда умирает или погибает молодой, особенно, если это твой родственник или близкий друг, хочется бросить Богу: «За что!!!???» Однако вправе ли мы так вопрошать Господа? Он лучше нас знает, когда и как забрать человека. Возможно, именно в этом возрасте, в 25, 30 лет человек находится на пике своей духовной и нравственной жизни. И, поживи он подольше, к такому состоянию он уже не придет, начнется спад. Господь же, желая человеку спасения, забирает его именно в этот момент.

Ин суд Божий, ин суд человеческий. Не знаем мы судов Божиих. Поэтому и стремлюсь я сюда, на кладбище. Меня не угнетают, как может кому-то показаться, такие прогулки. Напротив, после них я приезжаю просветленный, с думами о вечном, о своей смерти. Когда-то она наступит? Все ли успею сделать, завершить на земле, чтобы «не краснеть» перед лицом Божиим? Хотя «краснеть» придется все равно, потому что все хорошее, что делаю одной рукой, разрушаю другой рукой – гордыней, тщеславием, славолюбием. Одна надежда – на милость и милосердие Божие.

Не каждый поедет на кладбище только ради размышлений о смерти. К счастью, если присмотреться, то многое в нашей жизни напоминает нам об нашем последнем исходе. Самое явное – это ежедневные сообщения о чьих-то смертях.

Сообщения о смертях – повсюду

Стоит включить телевизор, залезть в интернет или открыть газету, как обязательно наткнешься на сообщения о том, что кто-то где-то как-то погиб. Вот, буквально две недели назад, в Астрахани, из-за взрыва бытового газа в одной из квартир обрушился целый подъезд, с 1-го по 9-й этаж. Погибли 10 человек. Или вот, сегодня сообщение: 14 марта в Швейцарии разбился туристический автобус, погибли 28 человек. Среди погибших 22 ребенка.

Страшно, когда гибнут дети, гибнут молодые, полные сил люди. Увы, многими из нас эти сообщения воспринимаются как своего рода «развлекаловка». Такая шальная мысль кипятит мозг: «Ну, со мной такого случиться не может!» Когда происходят катастрофы с многочисленными человеческими жертвами, всегда невольно задумываешься о смерти. Только конструктивно будет, если с переживаний о чужих смертях перейти к мыслям и о своей смерти. Почему меня не оказалось в том автобусе в Швейцарии? Кто помешал мне отправиться в путешествие на теплоходе, подобном «Булгарии», затонувшем летом прошлого года и унесшем жизни более сотни людей? Почему? То суды Божии.

Всегда, когда я узнаю о чьей-то смерти, я думаю о своей. Особенно серьезны эти размышления, когда из жизни уходят т.н. «звезды». Вот, совсем недавно, в возрасте 48 лет умерла легендарная американская певица Уитни Хьюстон. В 2009 года ушел из жизни «король поп-музыки» Майкл Джексон, а ведь ему и 60-ти не было. В 2011 году от рака умер 56-летний Стив Джобс, миллиардер, основатель компании «Apple».

Если смерть отбирает жизнь у таких – богатых, успешных, известных, если даже они, имея миллионы на счетах и пользуясь услугами самых лучших в мире врачей, не смогли избежать прихода «костлявой старухи», то что говорить о нас? Поэтому я люблю говорить, что «уход из жизни «звезд» – лучшая реклама смерти».

Время перед засыпанием

Если посмотреть вокруг себя, проанализировать свою жизнь, то в ней много найдется напоминаний о «последняя твоя». Вот, например, приготовление ко сну. Перед отправкой в постель я иду в ванну, принимаю душ, чищу зубы, умываюсь. Потом молюсь, раздеваюсь, ложусь в постель, накрываюсь одеялом, какое-то время лежу, размышляя и… засыпаю. Во время сна я не контролирую свое сознание. Утром просыпаюсь и включаюсь в обычные бытовые и рабочие процессы.
Картина, знакомая всем, не так ли? А если посмотреть глубже, что можно увидеть? Что мои вечерние приготовления ко сну – образ приготовлений к смерти. Вот, зачем я моюсь под душем? Чтобы смыть с тела пот и грязь прошедшего дня. Хочется чистым, свежим лечь в постель. Но так же будут в последний раз обмывать мое бездыханное тело, чтобы положить его во гроб.

Неприятные мысли? Хорошо, поговорим об обмывании тела в переносном значении. Так же, как наше тело нуждается в обмывании, бессмертная душа тем паче нуждается в очищении. Очищении от греха, то есть – в покаянии. Что тело? Обмоют его, оденут, положат во гроб, закопают. А душа – она же ведь жительница Неба! Она пойдет к Небесному своему Отцу – Богу. Господь Иисус Христос для души – Небесный Жених, а душа – невеста. Но разве выйдет невеста встречать своего жениха грязной, дурно пахнущей, всклокоченной, неопрятно одетой? Абсурд. Так почему мы не очищаем свою душу, грязную, вонючую, пропахшую смертными, нераскаянными грехами, – не очищаем покаянием, раскаянием пред лицом Божиим? Как можно войти в чертоги Царские, в Царство Небесное, совершенно не будучи готовым к нему?

Вот о чем я думаю, моясь в душе. Даже само слово – «душ» созвучно слову «душа». Так ли чиста моя душа? Готова ли она сегодня ночью предстать пред своим Создателем? Не отвернется ли Он от нее, увидев ее не в брачных одеждах? Господь сказал: «В чем застану, в том и сужу». Страшно, если застанет Он меня неготовым к встрече с Ним. Потому и спешу я к иконам, спешу принести покаянные молитвы перед сном, покаяться в том, что греховного совершил за прошедший день, возблагодарить Спасителя за все милости и щедроты, что Он послал мне сегодня. С этим и спать нужно лечь – с мыслью о Боге и, возможно, очень скорой встрече с Ним – «лицом к лицу».

Ложусь в постель, накрываюсь одеялом. Какое ежедневное напоминание о смерти! Если представить, что постель – это могила, а одеяло – земля, которой будет покрыт мой гроб.

Вижу уже лицо атеиста, когда ему предложат такое сравнение! Ужас! «Это какая-то патология!» Вовсе нет, мой атеистичный друг. Думы о смерти страшат тебя, потому что со смертью ты потеряешь все, что имело для тебя смысл – материальные блага, привязанности, ценности. А для меня лично одна Ценность – Христос. Каждый вечер, ложась в постель, я прошу Господа принять в руки душу мою. Когда я засну, то уже не смогу контролировать свое тело. Да, пока душа в теле, я буду жить. А если Господу будет угодно взять мою душу из тела? Всегда есть страх, что это произойдет этой ночью. Потому и прошу я Владыку: «Ты же мя благослови, ты мя помилуй и живот (жизнь) вечный даруй ми. Аминь».

Где гарантия, что я проснусь утром? Такой гарантии никто дать не может. Но на утро нужно также смотреть в разрезе жизни вечной: утро – это начало нового дня, Утро Воскресения – это начало новой, бесконечной жизни. Дай Бог, чтобы это утро встретило меня во Царствии Твоем!

День или ночь: что выберешь ты?

Что предпочитает человек – день или ночь? Большинство жителей Земли наверняка выберет день. Днем, когда ясно и светло, намного комфортнее себя чувствуешь, чем среди темноты ночи. Более того – темноту многие недолюбливают, а то и вовсе боятся. Если при свете все предметы и вещи отчетливо видны, то ночью, без источников освещения, все привычное теряет в себе «уверенность». Люди не очень любят ночь еще и потому, что обычно ночью, под покровом темноты, вершатся всякие преступные дела. Тьма – помощница вора, грабителя, насильника, убийцы.

Люди тянутся к свету. То, что темнота сама по себе противоестественна человеку, говорит хотя бы то, что ночью большинство людей спит. Днем же совершается подавляющее большинство деяний человека. Это нормально, естественно для человека. Это в его природе.

Но если так, то почему очень многие люди не стремятся к свету в своей душе? Ведь грехи, страсти наши – это темнота, ослепляющая душу. Темнота, ведущая ее в погибель. Дневной свет – нормален для обычной жизнедеятельности человека. Но тогда почему в своей духовной жизни люди предпочитают тьму – тьму безбожия, тьму отречения от Христа и от вечной жизни? Кому-то кажется, что он живет при свете, а на самом деле «темны дела его».

Свет ассоциируется у меня со Светом Вечного Дня во Царствии Небесном. Источник Света в этом Царстве – Сам Господь Христос, Который сказал: «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин. 8, 12). Темнота же, напротив, напоминает мне о кромешной тьме ада. Думаю, что Господь, задавая цикл чередования дня и ночи, света и темноты, как бы дал нам подсказку: к чему нужно стремиться и от чего отвращаться. День напоминает нам о вечной жизни, ночь – о вечной смерти. Вот зачем мы спим именно ночью – чтобы скорее «проскочить» смертельные часы, то есть часы, напоминающие нам о неизбежности смерти.

Смерть ассоциируется у нас с черным цветом, цветом траура. Жизнь – с белым цветом, цветом света. Хорошо вспоминать о неизбежности смерти, когда отходишь ко сну. Вот, проходит вечер, наступает ночь. И думаешь: так же незаметно закончится день моей жизни и приблизится ко мне ночь смерти. Но ведь ночь не длится вечно! За ней всегда наступает утро, наступает новый день.

Так же будет и с моей смертью. Да, я умру. Но умру не навсегда. Душа будет жить вечно. И тело, в свое время, тоже оживет. Наступит, обязательно наступит УТРО ВОСКРЕСЕНИЯ. Только застанет ли меня это УТРО в радости и веселии о встрече со Спасителем моим? Или это УТРО будет мрачным, скорбным, когда будешь сознавать, что за время, отведенное тебе на земную жизнь, ты так и не встретил Христа. Не захотел Его встретить, хотя Он искал этой встречи, не открыл Ему, когда Он стучался в дверь твоего сердца, не напитал Его, когда он протягивал к тебе руку нищего, голодного, больного.
Давайте же извлекать уроки из того, что дал нам Господь в напоминание. Будем готовиться к смертному часу, вспоминая о нем с наступлением темноты. Будем трезвиться, молиться, уповать на Господа, что Он, по великой Своей милости, не даст нам погибнуть на веки вечные, а избавит от вечной смерти, даст нам Жизнь, даст нам блаженство общения с Ним во Царствии Своем. Дай же, Боже!

Жизнь длиною в день

Если внимательно присмотреться к нашей повседневной жизни, к вещам и событиям, нас окружающим, то можно увидеть многое, духовно полезное нам, насажденное заботливой рукою Господа нашего.

По моим наблюдениям, начинающийся с утра день можно сравнить со всей нашей жизнью. Жизнь начинается с рождения. День начинается с утра, когда мы просыпаемся, словно выходим из утробы ночи. Проснулись, встали с кровати, пошли умываться, приветствуя близких людей «Доброе утро!». Первые шаги, первые слова малыша.

Потом – разбегаемся по делам: кто-то идет в садик, кто-то – в школу, институт, кто-то – на работу, а кто-то – просто гулять с собакой. День набирает силу. Человек подрос, набрался сил, он уже может приносить людям какую-то пользу. Прошла пора отрочества, начинается молодость.

Обед. Вот уже день перевалил за полдень. «Макушка» дня. Есть время пообедать, немного передохнуть, позвонить близким и справиться об их делах. «Макушка» жизни, зрелость. За плечами – годы учебы, теперь – активная фаза жизни, время труда и забот, время создания и развития семьи, налаживания прочных отношений с людьми. Дружба, привязанность, проверенная годами.

15, 16, 17 часов. День, миновав «горку», начинает потихоньку «спускаться» вниз. Нарастает утомление, уже хочется домой. Доделываем то, что нельзя оставить на завтра. Дописываем, донабираем, готовим отчеты. У школьников – домашние уроки. Снова надо идти гулять с собакой. Зрелость входит в завершающую стадию: 40, 47, 53 года. Накоплен богатый опыт. Все больше плодов активной жизненной фазы: есть сладкие, есть и горькие, о которых не хочется думать. Дети выросли. Разводы сменились более крепкими отношениями в новых семьях. Перебесились. Внуки и внучки уже на агукают, а учатся говорить «мама». Радость от сознания своей состоявшести как личность, как специалист, как глава семейства. Опыт, опыт.
Вечереет. Солнышко потихоньку, шаг за шагом, покидает лучезарное небо. Прохлада сменяет зной дня. 18, 19 часов. Снова вся семья в сборе. Дети наперебой рассказывают, что узнали, увидели сегодня. Жена делится впечатлениями о новом начальнике. Умиротворение ужина. Посуду помою завтра. Расслабление на диване перед телевизором. «Вконтакте» – самое время хорошо «посидеть». Свободные от обязанностей минуты. Интересная книга. Скоро – в постель. Скоро – старость. Волосы поседели. Лицо украсили морщины прожитых лет. Справили 70-летие. Похоронили родителей. Дни мелькают за окном «поезда», несущего нас в темноту ночи. А жить так хочется! Кажется, только сейчас и начал жить. Но кто нас зовет к себе? Бог? Но Ему не было места в вагончиках 30, 40, 50-летия. Куда Он зовет? В вечность? Не-е-ет, у меня есть еще чуть-чуть времени пожить, подержаться за землю.

Небо позолочено мириадами звезд. Уже довольно поздно. Дети давно спят. Мы еще можем посмотреть телек, лежа в постели. Вечерние туалеты закончены, истома, покой. Сказывается накопленная за день усталость. Чуть-чуть почитаю книжку, это как ритуал, без этого не будет сна. Примета? Возможно, она выработалась за годы «тренировок». Щелчок выключателя. Темнота разлилась по комнате. Еще немного подумаю, помечтаю. Когда засну? Не знаю, каждый раз это происходит по-разному. Завтра нужно срочно… обязательно… непременно... Как встану, сразу займусь. Встану ли? Глубокая старость разлилась по венам, артериям, мышцам, органам. Все, что может болеть – болит. Но жить ой как хочется! Смерть? Не нужна мне, хочу жить! Что, она уже пришла и стоит за дверью? А может, это Христос стоит и стучит? Кто меня теперь спасет от смерти? Пожалуй, надо покреститься. Надо причаститься, хоть напоследок. Хуже, говорят, не будет. 75, 77, 80. Да, пожил, слава Богу! Но неужели все так просто закончится? Не верю, не верю. Хочу жить вечно! Хочу жить! Жить, Господи!

А в это время в аду…

Наступило утро нового дня. Живой! Слава Богу! Встаю, молюсь, завтракаю, иду по своим делам на улицу. Солнышко светит. Птички поют. Благодать! Любуюсь небом. Легкие облачка спешат по своим небесным делам. В вышине голубизной сияют небеса.

И вдруг… я представил себе языки пламени до самого неба. Да-да, бушующая огненная река на земле, а пламя – до неба. И тьма, и страшное зловоние, и дикие, душераздирающие крики душ людей. Душ, мучающихся во аде.
Жизнь человека не прекращается со смертью тела. Душа человека бессмертна, она просто переходит в иной мир, новое состояние своего бытия. В тот момент, когда я, живой, иду по улице, тысячи душ по всей Земле разлучаются с телами, навсегда покидая этот мир. А миллионы, миллиарды душ давно умерших людей так же, в этот момент моей земной жизни, живы. Они видят, слышат, способны чувствовать. Да, я не могу видеть эти души, не могу видеть других обитателей духовного, Того мира, не могу видеть ада и рая. Но они существуют! Существуют в момент моего земного бытия!
Вот, присел на лавочку в парке. И представил себе: в этот самый момент миллионы душ в аде, в великой муке, в отчаянии взывают о помощи и не получают ее. Геенское пламя жжет их, червь неусыпающий гложет их, но более всего страшны бесы, от одного вида которых можно сойти с ума. Но душам некуда деваться: они видят этих гнусных демонов, они мучимы ими, адская боль, теснота, жгучий смрад… И если все мои земные пути конечны, то их существование – вечно! Муки – бесконечны!
Задумайся, человек! В каждый момент твоей земной жизни, спокойной, размеренной, бесскорбной и даже приятной в аду мучаются души людей. Просто представь на минуту себя, окруженным гнусными страшилищами, себя, погруженным в яростную огненную реку. Вокруг тебя – тьма, вонь, вопли и страшные крики обреченных людей. Это не выдумка, не плод больного воображения. Это неотъемлемая часть нашей жизни. Загробная реальность пересекает нашу земную реальность, накладывается на нее, просто в иной системе координат. Адские мучения реальны и нужно страшиться их уже сейчас, пока мы живы, пока в теле. О! Сколько нужно покаянного плача, слез, сколько нужно молитв ко Господу, только бы Он избавил нас от этих чудовищных мучений!

Пусть не покажется для тебя это сказкой, какой-то выдумкой, неудачной шуткой. Ад реален! И хорошо задумываться о нем, о своей смерти, приводя себе на ум, что кто-то уже оказался в преисподней, что в этот самый момент, когда ты с наслаждением кушаешь мороженое, кто-то дико страдает от голода и жажды, мучаясь в вечном огне. Поспеши же в храм, призови Господа, вверь Ему всю свою жизнь! Ибо только Он один может избавить тебя от мучений. Более того, не просто избавить, а дать радость, которую никакими словами не выразишь. Будем же всеми силами стремиться к Господу, искать волю Его, призывать Его во всякое время. Помилуй нас, Господи! Помилуй и спаси!

Мама + Папа + Я = Семья

Находясь на улице, вне дома, можно всегда увидеть детей. Вот, 3-х летний малыш крепко держит за руку маму, другой – «на ручках» у любимого папы, а вон тот ухватился сразу и за маму и за папу. Умилительная картина, не правда ли? Но ведь это прямое указание нам о том, что нас ждет сразу после смерти.

Из православного вероучения мы знаем, что после разлучения души с телом (то есть смерти) за душой являются два Ангела. Один из них – Ангел-хранитель души. Эти два ангела приемлют душу и ведут ее через мытарства на Небеса. Воздушные мытарства, кто не знает, – это место истязания души за содеянные ею при жизни грехи. Мытари – бесы, которые ищут в возносящейся душе свое, то есть те страсти и грехи, которая душа при жизни не искоренила покаянием и раскаянием.
Но речь сейчас не о мытарствах. Речь о том, что душа, разлученная с телом, подобна младенцу, который только-только появился на свет. До этого он жил и развивался в утробе матери. Но вот настал час, и он рождается в мир. Он ничего не знает об этом мире, ничего не понимает. Жить без посторонней помощи он не может.

Хорошо, когда у малыша есть мама и папа, которые будут заботиться о нем! Опираясь на маму и папу, малыш будет расти, развиваться, взрослеть, приходить «от силы в силу».

Вернемся к моменту смерти. Вот, два Ангела, принявшие на руки душу усопшего, точно, как наши родители. Выйдя из тела, из земной жизни, душа подобна новорожденному младенцу, который ничего не понимает в открывшемся ему мире. Душа нуждается в помощи, и помощь эту, волею Божией, дают ей Ангелы. Не буду писать о дальнейшей судьбе души в загробном мире – об этом много написано и сказано. Мне интересно сейчас другое – возделывание в себе памяти смертной.
К какому выводу я подвожу? Приятно любоваться семейными парами с детишками. Но сразу нужно подумать о своей смерти – как примут твою душу два Ангела, куда они поведут тебя, что ты будешь отвечать на мытарствах. Главное отличие новорожденного ребенка от новорожденной в духовный мир души в том, что душа несет в себе всю ответственность за прожитую на земле жизнь. Да, первое время Ангелы, как заботливые родители, будут сопровождать душу, будут отстаивать ее на мытарствах. Но! Если земные родители оберегают свое чадо только потому, что без них оно пропадет, то Ангелы могут защищать душу человека перед бесами, только если она достойна этого, имеет много добрых дел, излечила свои грехи покаянием. Ангелы здесь – не наши родители, ибо Отец у нас один – Господь. Ангелы – лишь посланники, вестники.
Ну да не буду углубляться в богословие, у меня другая задача. Я хочу показать, что, наблюдая за обыденными, привычными сценками повседневной жизни, можно учиться памяти смертной.

Главная достопримечательность Севастополя

Всякий, впервые приезжающий в наш славный героический город, удивляется обилию памятников, музеев, красивых мест и, конечно, радуется наличию моря и возможности в нем искупаться (летом). Создана масса туристических сайтов и путеводителей по Севастополю. Мне, давнему жителю города, всех более по сердцу не памятник затопленным кораблям (символ Севастополя, нашедший отражение в его гербе), и не Матросский бульвар, и даже не Панорама обороны Севастополя. Да, в них дышит история города. Но хочется чего-то близкого душе, чего-то, что наталкивало бы меня на духовно полезные мысли.

И вот, хочется сказать об одной, вне всякого сомнения, достопримечательности нашего города, которое наводит на мысли о скором конце моем. Это место не нанесено ни на одну туркарту, однако все, приезжающие на железнодорожный вокзал Севастополя, могут на него взглянуть. Так что же это за место?.. Тупик. Обычный железнодорожный тупик. Ну, не совсем обычный. Дело в том, что Севастополь – конечная станция всех ж/д маршрутов. Через Харьков можно проехать на поезде, через Джанкой, Симферополь. А через Севастополь проехать нельзя – пути кончаются. Все! Дальше города путей нет. Море. Три ж/д ветки упираются в три бруствера, за которыми – густо заселенная горка. Севастополь – конечная станция всех без исключения поездов всех исходных направлений.

Этот тупик я вижу каждый раз, как проезжаю через мост над ж/д путями. Стоит мне повернуть голову и посмотреть на этот «финал пути», как сразу задумываюсь о своем собственном финале. Каким бы протяженным ни был маршрут поезда, он заканчивается тупиком. Какой бы длинной не была жизнь, она заканчивается смертушкой.

Какое сильное напоминание о смерти! Мы все движемся по жизни, каждый – своим маршрутом. Мы сидим в вагоне поезда жизни, локомотив которого – Господь, давший нам дар жизни. На протяжении этой жизни мы проезжаем через многие «населенные пункты» – события, встречи, любовь, скорби, радости. Но сколь долго бы мы не ехали, все равно на одной из станций придется сойти.

Очень символично, что конечный тупик севастопольской станции упирается в гору. После смерти душа, ведомая Ангелами, устремляется вверх, на поклонение Богу. Хотелось бы, чтобы Он не отвернулся от меня, чтобы принял с любовью. И пока вагончик моей жизни едет по рельсам, нужно служить Ему и ближним, чтобы, когда придется сойти с «поезда», не было мучительно больно за бесцельно, в пустословии и суете потраченное время дороги.

Из пункта «А» в пункт «Б» вышел пешеход

О чем говорит нам смерть? Что она означает? Смерть означает не что иное, как конечность человека в этом земном мире. Все мы знаем, что умрем, да только всеми силами отгоняем от себя эту «навязчивую» и, как многим кажется, печальную мысль. Но ведь это безрассудно. От смерти никуда не убежишь, никуда не спрячешься. Так не лучше ли подготовиться к ней, как подобает бессмертному душой человеку? Вот, развитием памяти смертной, как советую святые отцы.

Я много размышлял о смерти во время своего пешего пути куда-нибудь. И однажды меня осенило: а ведь все пути человеческие – все они напоминают ему неизбежной смерти. Куда бы ни шел, ни ехал человек, делает он это по одной схеме: вышел из пункта «А», чтобы прибыть в пункт «Б». Я говорю о КОНЕЧНОСТИ всех маршрутов человека. Даже если я иду просто погулять, я все равно выйду из точки «А» и вернусь в точку «А».

Все это можно представить геометрически. Человек создан для вечной жизни. Раз родившись, он уже никогда не умрет; смерть – лишь этап в этой бесконечной жизни. Таким образом, жизнь человека можно уподобить лучу. Точка «А» – начало жизни. Из этой точки исходит прямая, уходящая в бесконечность. Но человеку надлежит умереть. Значит, на каком-то отрезке луча ставится точка «Б». Отрезок АБ – жизнь человека. Но точкой «Б» прямая луча не обрывается, она идет дальше – в бесконечность.

Так что пути жизни человека можно представить отрезкам на этой прямой. Как бы далеко человек не уезжал, на сколько угодно долго, все его пути – конечны. Осознавая это, можно потихоньку развивать в себе памятование о смерти, как неизбежной последней точке нашего жизненного пути.

Давайте попробуем. Утром, выходя из дома и думая о пункте назначения нашего маршрута, подумаем о смерти, когда придем в этот конечный пункт. Опять же, возвращаясь с работы или учебы домой, снова вспомним о нашем неизбежном конце.

Откройте пошире глаза: рядом смерть и… рай!

Я – горожанин, родившийся и всю жизнь проживший в городе. Поэтому привык и к городскому шуму, и к многоэтажкам, и к интенсивному авто- и пеше-ходу. Привык к тому, что взгляд, не обращенный в небо, постоянно во что-то упирается. То ли в дом, то ли в какие-то постройки, то ли в деревья. Для взгляда не хватает в городе «оперативного простора». Лишь придя на берег моря, я могу насладиться пространством: лазурью моря и глубиной неба. Однако и здесь дальность моего зрения ограничена. Я не могу, как барон Мюнхгаузен, «загнуть» взгляд за линию горизонта. И небо, если оно в облаках, не дает мне полного простора.

Вот видите, и тут я говорю о конечности способностей, об ограниченности человека. Может ли это научать памяти смертной? Думаю, что да. Где бы мы ни были, куда бы ни шли, наш взгляд вечно во что-то упирается. Находясь же у себя дома, нашему взгляду вообще трудно «развернуться». Только если подойти к окну, но… у большинства городских людей окна выходят на такие же многоэтажки.

Зато многое меняется ночью, при чистом звездном небе. Вот где красота Божия! Запрокинув голову, я смотрю на звезды, любуясь их блеском. Хотя звезды для взгляда – тоже «конечный» маршрут, но все же межзвездные расстояния будоражат воображение и заставляют задуматься о вечности. Говорят, что Вселенная бесконечна. В детстве я размышлял над этим, пытался представить себе – как это, бесконечна? Вот она тянется, тянется на миллиарды миллиардов километров и… не кончается. Какое же это напоминание нам о рае, о Царстве Небесном, о Вечной Жизни! Всегда, когда я любуюсь звездами, я думаю о Вечности. Люди! Почаще смотрите в небо, отрывая взгляд от земли!

Закон конечности

Закон конечности наложил свой отпечаток на всю деятельность человека. Едим что-либо, пьем – обед заканчивается. Рабочий день заканчивается. Уроки заканчивается, прогулка, игра, беседа. Болезнь заканчивается выздоровлением, тюремный срок заканчивается выходом на свободу. Все, что делает, говорит, думает человек – все имеет ограничение. Закончилась фаза одной деятельности – началась фаза другой. Апофеозом же всей деятельности человека на протяжении его жизни является СМЕРТЬ, которая отнимает у человека все, что он нажил материального. Но поскольку душа не умирает, то на Тот свет она понесет то, что накопила за жизнь: грехи, пороки, страсти, добродетели, веру.

Все святые отцы, размышляя о памяти смертной, убеждают нас поменьше жить земным и побольше – небесным. Закон конечности – хорошее, как мне кажется, здесь подспорье. Сознавая, что все, что бы доброе или худое ты ни делал, – все закончится, и со временем полностью исчезнет из памяти, нужно задумываться о том, что НЕ закончится никогда. Да, жизнь после смерти есть, но она будет не одинаковой для всех.

Благо душе, занимающейся благотворениями в этой жизни. Потому что дела любви и милосердия не заканчиваются никогда. Да, зримо они так же ограничены, как и все, что делает человек. Подал милостыню, помог бабушке донести до дома сумки, выслушал с участием страждущего человека, навестил чужих больных в больнице, послал посылку с «гуманитарной помощью» незнакомым заключенным, – все эти дела, да, видимо заканчиваются. Однако я верю, что они остаются в душе навсегда. Это те золотые крупицы вечного нашего сокровища, которое хранится на небесах.

Сам Спаситель призывает нас: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут» (Мф. 6, 19-20). И Он же продолжает: «Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6, 21).
Пока не поздно, пока есть у нас драгоценное время, будем творить дела милосердия и любви к ближним, ибо эти дела, как я сказал, не исчезают бесследно из нашей жизни и не забываются Богом. Да, спасаемся мы не добрыми делами своими, а лишь милостью Божией. Но эта милость более всего обнимает творящих милость. Ведь и в этом мы уподобляемся Творцу своему. Этим мы переступаем закон конечности и приуготовляем себя к встрече с Господом после смерти. Этим мы, я думаю, также развиваем и память смертную. Да будет она нам во благо!

Ад и рай на земле

Смерть тела – это ворота, открывающие душе два пути. Пути эти хорошо всем известны – это либо рай и вечное блаженство, либо ад и вечные муки. В то же время, ради упражнения в памяти смертной, следует повнимательнее присмотреться к нашей жизни и увидеть, что и рай, и ад начинаются еще здесь, на земле.

Средства массовой информации, смакуя подробности, каждый день преподносят нам новости об убийствах, изнасилованиях, поджогах, разбоях. Словно паутиной, мы окружены этими преступлениями против человека. Разве это не ад? Точнее, разве люди, убивающие, насилующие и грабящие – разве они уже не создали ад в своем сердце? Да, двери покаяния и прощения Божия открыты для всех, в том числе для убийц, насильников и воров. Но многие ли из них раскаиваются в своих злодеяниях и полностью меняют свою жизнь в сторону добра?

Всякий раз, когда я узнаю об очередном преступлении, я вспоминаю ад и геенские мучения. Пусть сам я никого не убивал, не насиловал, но воровать приходилось. И лгать приходилось, и гневаться, и раздражаться, и клеветать. По земным меркам, эти «преступления» несопоставимы с тем же убийством. Но если копнуть глубже, разве своими грехами и страстями я не убиваю свою душу? Разве я не убийца, который лишает собственную душу вечной жизни?

Вот как можно научиться и здесь памятованию о смерти. Впадая в тот или иной грех, мне нужно тут же задуматься, куда он приведет меня по смерти, куда я попаду, в какую пропасть. Эти мысли бодрят, тонизируют и подвигают к раскаянию и покаянию. То есть вместе с памятью смертной я учусь покаянию, учусь молитве, в которой прошу Бога очистить грехи мои.
Но и рай есть на земле, а точнее – в сердце человека. Не зря же Господь сказал, что «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17, 21). Разве не вызывает симпатии верующий, честный, порядочный, добрый и отзывчивый человек? Разве не излучает он свет и тепло вокруг себя? С такими людьми, бескорыстными, милосердными, Господь сподобил меня встречаться на жизненной дороге. Глядя на их светлые лица, излучающие ласку и внимание к тебе, ко всем окружающим, хочется воскликнуть: «Жив Бог!». Ибо если человек искренне верует в Господа, то он творит и дела, сообразные этой вере. Ведь не зря апостол Иаков писал, что «вера без дел мертва» (Иак 2, 17). И действительно, вера согревает человека изнутри, и он хочет творить вокруг себя дела любви. Много добра несет такой христианин другим людям. Хочется встречаться и встречаться с ним, чтобы видеть благодать Святого Духа, почивающем на этом человеке. Хочется научаться от него, быть таким, как он, во славу Господа нашего Иисуса Христа.

Приводя на ум день своего отшествия из этого мира, я размышляю о том, куда больше хочется попасть – в рай или ад. Казалось бы, странный вопрос, – конечно в рай! Однако, если в душе человека при жизни был один ад, если он был жесток с ближними, ненавидел всех, гневался, предавал и т. д. – разве он захочет в рай, где будет опаляться огнем любви, которую сознательно отверг, изгнал из своей жизни? Напротив, если в душе преобладают добродетели, а более всего – вера в Бога, любовь к Нему, покаяние, осознание своего недостоинства, то, оказавшись Там, душу будет тянуть к Свету, Любви и Красоте Небесного Иерусалима, ибо там она будет видеть свое, то, что стало ее неотъемлемой частью при земной жизни.

Гуляя по тропкам Эдемского сада…

Что приходит на ум, когда размышляешь о смерти? Вот я лежу на смертном одре. Наступает смерть. Душа выходит из тела. При этом душа – это я сам, со всеми моими мыслями и чувствами. Душа – это моя неучтожимая личность. И она жива, как никогда. Приходят два Ангела, чтобы отнести меня к Престолу Христа Спасителя, дабы я поклонился Ему. Мытарства. Да-да, обо всем этом я много думал. Но что ПОТОМ? ПОТОМ, после определения Божия? Ад или рай – вот что будет ПОТОМ. Хочется в рай, но пустят ли меня туда мои грехи и страсти, неизлеченные покаянной жизнью?

Допустим, подарено мне райское блаженство. Каково оно, как представить? По учению нашей Церкви, в Царстве Небесном душа имеет возможность лицом к лицу общаться с Самим Господом, с Ангелами Его, со святыми людьми. Точно же, как Там будет, мы, живя на земле, не знаем. Хорошо об этом сказал апостол Павел: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2, 9). И еще сказал апостол о Том мире: «Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу» (1 Кор. 13, 12).

Но что мешает нам возделывать Царство Небесное в душе уже сейчас, пока мы на земле? Не зря же сказал Господь: «Царство Божие внутрь вас есть» (Лк. 17, 21). Скажете: трудно, ибо мы телесны. Но ведь и тело может нам помогать приобретению душой рая! Как? Вот мои наблюдения.

Каждый день мы встречам людей. Дома нас окружают наши домашние, близкие люди. На улице каждый день мы видим сотни людей, спешащих по своим делам. Среди них есть наши знакомые, но большинство – нам не знакомо. Так почему бы не представить, что мы – в Эдеме, в раю, и что все окружающие нас люди – суть Ангелы и святые Божии человеки?
«Абсурд,– скажет кто-то, – нам до святых, как…» Я не говорю, что встречающиеся нам люди – святы. Говорю о другом – попробуем относиться к ним, как ко святым, как к Ангелам. А это не так сложно. Ведь в абсолютно каждом человеке есть душа, она вложена в него Богом. Душа же создана для вечного блаженства, для Царствия Небесного. Да, люди своими грехами, злыми поступками и словами, своей ненавистью и жестокостью делают душу грязной. Но она ведь есть, никуда не исчезает. Все равно, что-то хорошее, да есть в душе человека.

Давайте же видеть в людях только хорошее и закрывать глаза на плохое. Ведь никто не сомневается, что Ангелы святы и люди, очистившие себя от греха силою Божией, люди, возлюбившие Христа более жизни – святы. И вот мы, представляя себе рай, можем, должны (!) видеть во встречающихся нам людях только хорошее, светлое, приятное. И не просто видеть, а попытаться полюбить людей. Точнее, относиться к ним с любовью. Ведь Царство Небесное – это Царство любви, ибо Сам Бог – Царь Небесный, есть любовь. Если иметь такое внутренне устроение, внутреннюю ориентацию на любовь к ближним, то, думаю, со временем Господь даст душе почувствовать отблеск райского блаженства, пока ты находишься еще в теле. Вот к чему нужно стремиться!

Любовь – великая движущая сила. Если созидать ее в себе, развивать добрые качества своей души, видя в каждом приходящем человеке торжество добра, то земная жизнь может наполниться светом, радостью, счастьем. Великое счастье – любить других. Деятельно любить, конечно. Это значит, что все свои силы, все время, все способности и таланты нужно отдать на благо любимых, то есть других людей, наших близких и ближних. Будем же видеть во всех людях Ангелов и святых, будем созидать в душе любовь к ним, будем искать в себе Царство Небесное. И когда наступит минута нашей смерти, покинем тело с упованием, что душа переселиться в те обители, какие она уже возделала в себе!

Не нужно могилы, смотри в потолок!

Лежу на кровати, просто прилег отдохнуть. Куда смотрю? В потолок. И такая мысль посетила: а ведь я лежу, как в могиле буду лежать. Там только места поменьше и потолок пониже. Могила прямоугольная, как и комната. Стены могилы, вырытой в земле, не такие ровные, как стены комнаты, но также поднимаются из глубины вверх. Сверху положат на землю плиту, может, поставят какой-никакой памятник. По мне бы лучше простой крест, чтобы люди не лицо мое разглядывали, а помолились за упокой моей души.

Немного не по себе стало от таких мыслей. Может, это уже шиза началась? Хотя сравнение точное. Лежа на своих кроватях, готовясь ко сну, можно представить себе, для развития памяти смертной, что лежим мы в гробу на дне могилы. Вернее, это тело наше лежит.

Где же быть душе? Вот о ней надо бы побольше думать. Телу что – лежи себе да лежи. А душу по мытарствам поведут. Вот где страх будет! Думаю: да меня ни одно мытарство не пропустит, если не будет на то воли Божией и заступничества Пресвятой Богородицы. Ведь если задуматься – весь в грехах, в страстях, пороках, прелести духовной, самомнении. Все, что когда-либо доброго сделал, все сведут на нет мои горделивые мысли, мое самолюбие. Господи, прими меня в Царствие Свое! Прими не по заслугам моим, каких у меня нет, а исключительно по великой милости и любви Твоей!
И утром пришло утешение. Проснувшись, я увидел надо собой белый потолок. И подумалось: а ведь белый цвет потолка напоминает Свет Воскресенья. Нет надо мной холодной надгробной плиты. Есть неизреченный Свет Божества, к которому тянется, ой как тянется душа моя!

Верую, Господи, что будет всеобщее воскресение мертвых. Верую, что будет Последний Суд. Боже, поставь меня, по своей милости, одесную Себя. Да услышу я от Тебя блаженный глас: «Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира!»

Размышления на одре болезни

Среди прочих моих наблюдений и ассоциаций чуть не забыл об одной из главных «смертных напоминалок». Это болезнь, особенно если болезнь серьезная, надолго укладывающая человека на одр. Вот некоторые высказывания святых о болезни:
«Поражается плоть, чтобы исцелилась душа; умерщвляется грех, чтобы ожила правда» (свт. Василий Великий).
«Как лекарство приносит пользу телу, так и болезнь – душе». «Что больна, – не беда: грешным людям это – очищение; как огонь очищает железо от ржавчины, так и болезнь врачует душу» (прп. Анатолий Оптинский).

«Болезнь невольно заставляет помнить о будущей жизни и не увлекаться прелестями мира, да и ум после болезни бывает чище и прозрачнее, она же заменяет и недостаток дел наших» (прп. Макарий Оптинский).
«Если почувствуешь, что смущается болезнью душа, то скажи ей: эта болезнь не легче ли геенны, в которую впадешь, если не будешь тверд и постоянен в терпении» (прп. Исаия Отшельник).

Многие святые отцы высказывались о пользе телесной болезни для упражнения в безропотном терпении и укреплении духа. Однако в разрезе обсуждаемой темы мне хотелось бы добавить мнение многих святых отцов, что телесная болезнь есть ни что иное, как напоминание нам о конечности нашего земного существования. Да, есть болезни к смерти (рак, тяжелая степень туберкулеза, сильные сердечные недуги), есть более легкие болезни, через которые каждый из нас проходит на протяжении всей жизни.

Заболев, каждый из нас хочет, естественно, выздороветь. Не всегда Бог возвращает здоровье, но, если хорошо молиться и правильно лечиться, шансов выздороветь достаточно. Однако мне хотелось бы заострить внимание все же на моменте болезни. Нужно вынести из нее максимальную пользу для себя. Великая польза, если, возлежа на одре болезни, мы размышляем о скорой смерти. Не знаем мы, может, именно эта болезнь, попущенная нам Богом по Его Промыслу, и дана нам, чтобы мы задумались, наконец, о смерти, пришли «в чувство», осознали неизбежность своего конца, убедились в хрупкости всего, связанного с телом. Болезнь отрезвляет даже ярых атеистов. Не зря же многие из них начинают крепко задумываться о Боге и о смерти именно во время болезни.

Не только своя болезнь, но и болезнь близких, особенно детей, многих людей приводит к Богу. Исчерпав все надежды на земных докторов, люди начинают искать помощи Врача Небесного. Любая болезнь промыслительна для человека и, если случиться заболеть, даже и несильно, хорошо в течение ее поразмышлять о смерти, о загробной своей участи. Ветхий человек, который живет в каждом из нас, конечно, всеми силами противиться этим «унылым» мыслям, полагая всю надежду на врачей и выздоровление. Однако, по словам апостола Павла, «…если внешний наш человек... тлеет, то внутренний... обновляется» (2 Кор. 4, 16).

«Ты напрасно принимаешь помыслы, будто оставлена от Бога, потому что болеешь; совсем напротив, но Сам Бог лучшее о тебе устраивает ко спасению средство...» (пpп. Макаpий Оптинский.)
Давайте и из постигшей нас болезни выносить «плод добрый». Давайте задумываться, хоть даже и на одре болезни, о скоротечности жизни и необходимости однажды покинуть ее. Это не «депресняк», как скажут некоторые, это благоразумное настроение и устроение души. Из всего, что посылает нам Господь, нужно выносить духовную пользу, ведь человек трехсоставен по своей природе.

Помоги мне, Господи, усвоить преподанный Тобою урок. Ты один, Господи, знаешь, что мне полезно, что мне нужно, чтобы достигнуть Царства Небесного. А лучшего я для себя и желать не могу!

Дни скоротечны: тороплюсь жить!

Память смертная хороша тем, что мобилизует все силы человека, как душевные, так и телесные, на подготовку к вечности. Размышляя о смерти: о моменте отделения души от тела, о первых часах пребывания в новом, духовном мире, о встрече с ангелами и бесами, о мытарствах, и, наконец, об ответе за прожитое, который придется держать пред лицом Божиим, человек будет стараться так менять свою жизнь, чтобы исполнить заповеди Божии, творить волю Его, чтобы спастись милостью Божией.

Хочу высказать здесь некоторые мысли, пришедшие в голову накануне. Что есть существование человека на земле? Мы говорим – жизнь. Однако замечу, что можно назвать ее по-другому: жизнь – это процесс умирания. С каждым прожитым годом человек, даже ребенок, стареет. С каждый годом он приближает к неминуемой развязке – смерти. Только подавляющее большинство людей не задумываются об этом: они просто живут и радуются жизни. Я вовсе не против этой радости. Просто иногда надо задумываться, что рука об руку с жизнью идет смерть, что мы не только живем – мы потихоньку, шаг за шагом, умираем. Отмирают клетки мозга и других органов, ухудшаются их функции. Мы стареем. Особенно это ощущается, когда приближаешься к 5-му десятку жизни. Уже не так гибко и подвижно тело. Кое-что становится делать тяжелее, чем раньше. О людях пожилых и говорить не приходится – у них уже маячит на горизонте финиш.

Когда человек рождается, его ставят «на счетчик». Этот «счетчик» у каждого человека заведен на определенное число лет, месяцев, дней, часов жизни. Никто не знает, сколько он или она проживет. Мысли о «счетчике» приходят ко мне вечером, когда я лежу в постели, готовый ко сну. Лежу и думаю: «Вот еще один день прошел. Отщелкал. Проснусь ли завтра? А если проснусь, опять день пройдет незаметно, в делах и хлопотах». Утром просыпаюсь и – все по кругу. Как быстро бегут дни! Но ведь из этих «быстрых» дней складываются месяцы и годы. И вот, на очередном своем дне рождении думаешь: «Ого, тебе уже 39! Как быстро летит время!»

В том-то и дело, что быстро. Жизнь человеческая вообще скоротечна. Тем более, не всем суждено дожить до старости. Кого-то собьет насмерть машина, кто-то утонет, кто-то окажется в эпицентре землетрясения, кто-то…

Так как же нужно жить!? Уверен: нужно так жить, чтобы каждый прожитый, «отщелкнутый» день не пропал для вечности. В этом очень помогает память смертная, которой посвящено это мое большое эссе. Нужно, как мне кажется, торопиться жить – но не в том ключе, чтобы «брать от жизни все», а наоборот, – чтобы как можно больше отдавать. Нужно думать о том, как и кому сегодня помочь, кому подать милостыню, кого утешить, кому протянуть руку. Даже если не удастся сегодня преуспеть в этом, то нужно просто честно выполнять свою работу, никого не обманывая и не огорчая. В идеале, конечно, молиться. Хоть кратко: «Господи, помилуй», «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного».

Думаю, что день, дарованный нам Богом, нужно и посвятить Ему. Наполнить этот день добрыми делами, делами любви и милосердия, чтобы, когда ты готовишься ко сну вечером, совесть никак не укоряла бы тебя, душа была мирной и спокойной: я сделал сегодня все, чтобы еще на шажок приблизиться к Богу. Ведь милостивый Господь каждый день посылает нам возможность послужить Ему и ближним. Необходимо только осознавать это, видеть на себе руку Божию, ведущую тебя ко спасению. Бывает, увидел случайно на улице бабушку или дедушку, просящего подаяние. Подай, не скупись! Не засоряй голову бесовскими мыслями: «На водку просит…» или «… у него доход больше моего». Не знаем мы: может, это Сама Царица Небесная просит, или Сам Спаситель Христос, испытуя наше сердце.

Если оглянуться вокруг, а не замыкаться только на себе, любимом, всегда найдется человек, которому мы можем сегодня быть полезным. Наше счастье, если встретится нам СЕГОДНЯ такой человек. Это милость Божия к нам, милость, ибо, благоделая ближнему, мы уподобляемся Самому Благодавцу Христу. А Он никогда не оставит тех, кто искренне к Нему тянулся, искал Его.

Еще важная мысль. Великая милость Божия, если ты здоров, полон сил, у тебя есть свободное время, возможности, чтобы послужить ближнему. Здоровье – богатство человека, но, по моему глубокому убеждению, оно дается Господом ради того, чтобы мы, «не отвлекаясь» на тело, все силы души употребили на служение другим. Увы! Многие не понимают этого, считая, что здоровье нужно только для собственного удовлетворения, только, чтобы жить для себя, «под себя». Нет! Повторюсь, крепкое здоровье – это прекрасно, но это Дар, и нужно быть благоДАРным за него Тому, кто дал это БОГаство. Лучшая благодарность Богу – служить своим здоровьем другим. То же относится к силам, времени, способностям и талантам, а также материальным ресурсам, которые так же не были бы у тебя, не будь на то воли Божией.

Поэтому поторопимся употребить все это так, как угодно Богу. Уверен, Он всегда восполнит и здоровье, и силы, и финансы, отданные ближним. Бог никогда не остается должником, но служить Ему нужно не ради награды, не ради каких-то привилегий и поощрений, а хотя бы просто из чувства благодарности Ему. Он – хозяин нашей жизни. Мы живы? Слава Тебе, Господи! Мы здоровы? Слава Тебе, Господи! А если отнимется у нас здоровье, то и на одре болезни будем с терпением переносить телесные страдания, благодаря Бога. Пока было у нас здоровье, мы служили ближним. Теперь, когда больны, ближние служат нам из любви к нам, из любви к Спасителю. И если выпавшие скорби перенесем со смирением и покорности воли Божией, пошлет Он нам утешение. Обязательно пошлет!

Еще одна мысль: несмотря на то, что все люди разные, имеют разные привычки, привязанности, чувства, день Божий всех уравнивает. Утро наступает для всех: и для добрых, и для злых. Солнышко согревает всех, всем посылает свои лучи. Перед лицом этого дневного света все люди находятся в равных условиях. Но, имея свободную волю, каждый решает для себя сам, как провести этот день. Кто-то – честно трудится, а кто-то – предается лени. Кто-то приносит людям пользу, а кто-то полдня сидит в баре-наливайке и предается пьянству. Возможности у всех равны, время для всех одинаково, только кто-то ищет, кому дать, а кто-то ищет – как бы взять, как бы потешить себя.

Увы! Многие люди просто не понимают, зачем живут, в чем состоит смысл этой жизни. Вот и предаются пьянству, распутству, пустому прожиганию драгоценного времени жизни. Только вера в Господа, только жизнь по духу дает человеку видимые ориентиры его жизни, дает нужный импульс. Давайте же поспешим к ближним нашим, чтобы через служение им послужить нашему Господу. Будем проводить время жизни в трезвении, в борьбе с грехами и страстями, в доброделании.
Дни скоротечны! Смерть близка! Поторопимся же жить – жить ради других, ради Бога. И да сподобимся, проживя жизнь в согласии со своей совестью, войти в вечную радость Царствия Небесного!
Фотографии к статье
Основная Категория: Православная публицистика
Описательная категория: эссе
Переходов на страницу: 686 | Рейтинг: 5.0/1
Предстоящие события
Благочинный округа

Благочинный Севастопольского округа,
Протоиерей Сергий Халюта.

Поиск

Прав. календарь:


Наш баннер



Код баннера:
Симферопольское благочиние Официальный сайт Житомирской епархии Украинской Православной Церкви
SCAD's Design & Develop
2009-2019